Входя в любой раздел форума, вы подтверждаете, что вам более 18 лет, и вы являетесь совершеннолетним по законам своей страны: 18+

Вместе с невестой

Автор Эмилия, 04 Авг. 2022, 10:42

« назад - далее »

Эмилия

                                                         "Если обленится вместе с невестой, выпорю вместе с невестой!" (вдохновившая рассказ цитата с родительского форума)

Впервые в жизни меня выпороли (детские шлепки по попе не в счет) в двадцать лет, незадолго до моей свадьбы, вскоре после того, как я переехала из общежития домой к жениху. Я знала, что Владик вырос в строгой семье, что его до сих пор строго контролируют и временами наказывают телесно. Свидетельницей, впрочем, я еще ни разу не была, только слушала его откровения, которые, честно говоря, меня приятно возбуждали. Влад рос без отца, но его мать Лидия успешно справлялась со строгим воспитанием, к тому же ей в последние годы помогала старшая дочь Люся (на тот момент – двадцать пять лет). Семья жила в большой четырехкомнатной квартире (три спальни плюс гостиная), потому я без проблем поселилась там, не встретив никаких возражений. «За тобой глаз да глаз нужен», бросила мне тогда будущая золовка, но смысл я поняла лишь спустя три недели.
За несколько дней до летней сессии мы с Владом, устав от предэкзаменационного мандража  (мы учились на одном курсе универа, где и познакомились) решили слегка развеяться. Благо Лидия и Люся уехали в тот вечер на дачу. Купив свежую клубнику и бутылку винишка, я не без труда оторвала любимого от конспектов и принялась угощать. «Студенческое правило, - гордо сказала я. – Перед сессией надо пить и веселиться. Пусть экзамены видят, что ты их не боишься». Налили, чокнулись, выпили. Посмотрели несколько серий анимэ. Потом принялись рубиться в картишки прямо в гостиной. Я постоянно выигрывала и потому хихикала как заведенная. Стали целоваться. В самый интересный момент входная дверь со скрипом отворилась и в прихожей зажегся свет...
- Так, а что мы тут делаем? – Люська вошла в гостиную, нюхая воздух.
- Мы... - Владик буквально сжался под взглядом сестры. – Решили немного...
- Мам, смотри, у них вино! – крикнула Люся, заметив бутылку.
- Что такое? – ледяным голосом спросила Лидия, входя. – У вас, кажется, сессия послезавтра. Ни на день нельзя оставить. Владислав, марш за ремнем!
- Мам... - кажется, сейчас его будут пороть. Признаться, я давно хотела посмотреть, но решила, что самоустраниться будет неблагородно:
- Не надо его наказывать, - сказала я, вставая. – Это я виновата. Отвлекла.
- Можем и тебя выпороть, - довольно кивнула Люся. – Давно пора тебе познакомиться с нашими правилами.
- Нет, только не Сильвию! – Влад вышел вперед, как был, в трусах и майке, заслоняя меня от родственниц. – Она не при чем, она так привыкла.
- Не волнуйтесь, оба получите, - Лидия хмыкнула. – Влад, ты ремень принесешь или мне самой идти?
Мальчик поспешно бросился к кладовке. Я испуганно крутила головой. Они что, правда собираются бить меня? Но...
- Вот, - Влад покорно протянул матери толстый солдатский ремень, который едва ли кто из моей новой семьи носил с брюками.- Правда, не надо Сильвию. Она же...
- Не волнуйся, никто не будет сильно драть твою зазнобу. Но урок ей получить пора. А вот ты получишь крепко. Лень, выпивка...
- Немытая посуда, - вставила Люська.
- Да. Накануне сессии лениться недопустимо! Хочешь четверок нахватать? Или троек? – Лидия преподавала в нашем же универе и требовала от сына отличной успеваемости.
- Он готов, он все знает, - попробовала я встрять. – И он занимался, я отвлекла...
- Вот за то, что отвлекла – и получишь, - ухмыльнулась Люся. – Готовь попу.
- Как готовить?
- Оголи. Обоих касается, - Влад, краснея, спустил трусы. Конечно, я видела его голым, но... при более приятных обстоятельствах. Я неловко отогнула сзади шорты и трусы.
- Да не так! – рассмеялась Люся и, подойдя ко мне, рывком сдернула одежку до колен. – Готовы голубки. С кого начнем?
- Сперва Владик получит ремнем за лень, - объявила Лидия. – В позу на кресло, живо!
Мой любимый неловко взобрался на высокое кресло, встал коленями на сидение и, перегнувшись через спинку, ухватился руками за ножки. Щуплый мальчишеский зад оказался выставлен и оттопырен.
- Сто раз, - объявила мать, щелкнув ремнем в воздухе. – Люся, считай.
- Раз! – ремень ударил и оставил на попе красный след. – Два! Три!
Влад терпел и держал неудобную позу, хотя я видела, что ему очень больно. «Примерно раз в месяц прилетает», говорил он как о чем-то малозначимом. Иногда я замечала следы от ремня или скакалки. Но я представить не могла, как это на самом деле страшно. Неужели и меня ждет такое же наказание? От страха я вскоре забыла даже о том, что стою посреди комнаты со спущенными трусами (короткий топик ничего не закрывал).
- Десять! Одиннадцать! Двенадцать!
- УоооЙ!
- Держи позу, а то хуже будет! А визжать должно быть стыдно перед невестой.
- Восемнадцать! Девятнадцать! Двадцать!
- Может, не надо столько? – взмолилась я. – Он же...
- Все он выдержит, - хихикнула Люся. – И побольше получал. Не бойся, тебе на первый раз всыплем меньше. Двадцать пять! Двадцать шесть!
В какой-то момент я зажмурилась, не желая смотреть на становящуюся темно-синей попу своего парня. Но я не могла заткнуть уши и продолжала слышать удары ремня и крики Влада, который ближе к концу порки уже не мог сдерживаться.
- Все, вставай, - объявила Лидия после сотого удара. – Отдохни пока. Руки за голову, стой, смотри. Люся, возьми-ка щеточку и выдай нашей Сильвии полсотни шлепков за лень.
- Сюда ложись, - Люся указала на свои колени, присев на диван и держа в руке широкую деревянную щетку для душа. Я подошла и улеглась на острые коленки девушки, обтянутые узкими леггинсами. – Думаешь, ею не больно? Ошибаешься,  подруга! И...
Первый же шлепок тыльной стороной щетки огнем обжег задницу. Я взвизгнула, и Люся противно захихикала:
- Это порка, Сильвия! Хорошая семейная порка. Дома не пороли – будем наверстывать!
Лидия невозмутимо отсчитывала удары, которые давала мне ее дочь. Я дергалась, порывалась вскочить, но левая рука Люси крепко держала мою талию. Боль в попе нарастала, и вскоре я, взрослая девушка, без всякого стеснения рыдала, как младенец.
- Двадцать один, двадцать два, двадцать три...
- Ааа! Уаа! Ой!!
- Мам, ну может хватит? – взмолился Влад. – Можно меня за нее выпороть?
- Нашелся рыцарь, - брезгливо улыбнулась Лидия. – Тебе еще самому немало предстоит. А Сильвии пора учиться отвечать за поступки самой. Ее ужасно разбаловали. Двадцать семь! Двадцать восемь!!
- Нееет!! Ааа!!!
- Дааа!! – передразнила меня Люся, обрушивая особенно болезненный удар на ляжки.- Вот так лупят ленивых девок!
- Мам, ну правда...
- Ты, если любишь, - сурово сказала женщина, - должен бы наоборот просить выпороть ее посильнее. Потому что это для ее же блага. И для вашего будущего семейного счастья. Вы оба должны быть воспитанными и трудолюбивыми!
- Ааа!! УАААААЙЙЙ!!! – я попробовала закрыться руками, но Люся больно стукнула меня щеткой по кистям.
- Сорок восемь! Сорок девять. Пятьдесят!!
- УУУ!! – последний шлепок вновь пришелся по ляжкам и я вся изогнулась в судороге. Люся отпустила меня и позволила встать. Я вцепилась руками в пылавшую как жаровня попу.
- Теперь иди сюда, на кресло, - скомандовала Лидия. – Получишь ремня
- Нет, - слабо простонала я, в ужасе глядя на статную женщину в темном платье, снова взявшуюся за ремень. Однако ноги, двигаясь сами собой, уже несли меня к креслу.
- Может все-таки хватит ей? – взмолился мой любимый.
- Мне это надоело. За нытье тебе десять пряжек, - бросила ему Лидия.
- Не надо-не надо, вот она я, - я спешно подбежала к снаряду для наказания. – Милый, не заступайся за меня. Порка так порка.
- Вот за это хвалю, - кивнула мне хозяйка. – Залезь коленями на сидение и перегнись через спинку. Ремнем у нас наказывают в такой позе. Неудобно, больно, но тебе на первый раз двадцать штук и без штрафных за дерганья. В следующий будет строже. Сынок, возьми свою невесту за руки и держи крепко-крепко.
Руки любимого сжали мои запястья. Все мышцы мгновенно заболели от непривычного положения. Я постаралась приподнять закружившуюся голову. А затем первый же удар ремня заставил меня вскрикнуть и забиться в судорогах.
- Считай, Люся. Сильвия, хорошо запомни, что такое ремень!
- Два! Три! Четыре!
- Уй! Ай! Ой! – Влад смотрел мне в лицо печальными глазами. Я вскрикивала и судорожно изгибалась от боли, но в промежутках умудрилась пару раз вымученно ему улыбнуться. Пусть видит, что я тоже не лыком шита!
- Восемь! Девять! Десять! – ремень укусил ляжки. Я заорала и чуть не поднялась на дыбы
- Не дергайся, - посоветовала мне Лидия. – Расслабь попу. Это очень небольшое наказание за выпивку. Да еще и перед сессией.
Легко сказать – расслабь! Когда по несчастной заднице со всей силы бьют тяжеленным ремнем. Ну и стерва! Вот почему у Владика все оценки такие хорошие...
- Четырнадцать! Пятнадцать!
- Учись терпеть, Сильвия! У нас порют часто и больно. Расслабляться не дадим.
- Восемнадцать! Девятнадцать...
- АААА!!!
- Двадцать!
- Вставай, дочка, - Влад отпустил мои запястья. Я разогнулась и потянулась к попе. – Нет, не трогай, - Лидия шлепнула меня по рукам. – Не за тем пороли, чтобы ты растирала. Слазь с кресла, - она больно сжала мою мочку уха и отвела меня в сторону. – Влад, ложись-ка на диван. Люся, неси скакалку. Сейчас, Сильвия, ты увидишь, что такое настоящее наказание.
- А это было ненастоящее? – ужаснулась я.
- Так, разминка. У нас так для профилактики обычно наказывают. За провинности – прыгалки и розги.
Люся принесла толстую синюю скакалку из резины. Влад разлегся на диване, и сестра с улыбкой подошла к нему, поигрывая прыгалкой.
- Мам, сколько ему?
- Семьдесят. И не забудь ляжки. Давай! Один...
Скакалка хлестнула, и красный рубец рассек покрытую лиловыми синяками попу моего любимого. Затем новый, крест-накрест. Еще один, чуть пониже. Влад терпел и не вскрикивал, но я видела, как он весь сжимается от боли. И чувствовала... Конечно, жалость. И стыд за то, что его подставила. Но еще немного... какое-то странное возбуждающее удовольствие. Лидия отпустила ухо и теперь держала меня за руку, но я почти полностью отвлеклась от боли в собственной заднице, засмотревшись на порку милого. Хлесткая скакалка в крепкой девичьей руке. Люся, такая красивая. Стройная, в лосинах и футболке, с копной каштановых волос. Они все очень красивые. И все так похожи. И Влад, мужественно терпящий стежки. Красные петли, одна за другой вздувающиеся на посиневшей попе. Я вдруг поймала себя на желании подбодрить Люсю. Еще, еще! Пусть даст ему еще! Сама себя испугавшись, опустила глаза, но тут же снова подняла. Заслужил ведь прыгалку. И я заслужила. Но меня пожалели. Но в следующий раз и я ее получу! И правильно!
- Тридцать один! Тридцать два! Тридцать три! Сильвия, не думай, ему очень больно. Перед тобой выпендривается.
- Жалко его, - тихо прошептала я, пряча подлинные чувства.
- Наказания вам во благо, детки. Тридцать девять! Сорок! Сорок один!
Под конец порки мой милый стал-таки вскрикивать, вызывая ехидные насмешки сестры-экзекуторши. Наконец, Лидия велела ей остановиться и, отпустив меня, взяла ремень и подошла к сыну:
- Штрафные пряжки. Пять по одной половинке, пять по другой, - она размахнулась концом ремня и впечатала железку в попу Влада. Он взвыл. Я закрыла лицом руками. На мой взгляд, это была уже не порка, а истязание. К счастью, она быстро кончилась.
- По углам, голубки, - приказала Люся. – Сильвия вон в тот, Владик вот в этот. На колени встать. Попы не трогать!
Я пошла в указанный мне угол и присела на колени. Тут же получила затрещину от Люси:
- Стоять, а не сидеть! Шевельнешься – дам ремня. Свети задницей!
Они ушли на кухню и о чем-то там долго шептались. У меня успели затечь ноги, когда Люся снова прошла в гостиную:
- Итак, дети, слушайте приговор семейного совета. С этого дня и до конца сессии вам назначен голый домашний арест. Специально для Сильвии поясняю, что это. Вам запрещено выходить из дома кроме как по учебным делам. Запрещены любые развлечения – телевизор, книги не по учебе, пользование Сетью для внеучебных целей. Да, и секс тоже. Нечего отвлекаться. Все это время единственная допустимая домашняя одежда для вас – короткие майки до пояса. Или вот такой очаровательный топик, как сейчас на Сильвии. Ниже пояса вы голые! Штаны, юбки, трусы – только на улицу. Приход гостей от наказания не освобождает.
- Что?! – вспыхнула я. – Все время с голой за...
- Ты все поняла верно, - рассмеялась Люся. – Схватываешь на лету. Во-первых, вам должно быть стыдно, во-вторых, выпороть вас в любой момент будет легко и просто. Теперь про наши правила сдачи сессии. Перед каждым экзаменом – профилактическая порка ремнем. За любую оценку, кроме отличной, наказательная порка розгами. Кто получит хоть одну тройку – все каникулы проведет без трусов за тетрадками, и порку будет получать каждый день! – я похолодела. У меня намечались четверки по большинству предметов, а по парочке, вполне возможно, тройки...
- А если неуд? – со страхом спросила я.
- Молись, деточка, о том, чтобы никогда этого не узнать, - ледяным голосом произнесла Лидия. – У моих детей еще не было такого позора, как пересдача.
- Мам, а можно Сильвию на эту сессию не так строго? – попросил Влад. – Она же не знала.
- А ты ей почему не сказал? Время есть. Позанимайся с ней, если хочешь спасти от совсем сурового наказания. Ладно, встаете с колен, умываетесь и  идете в свою комнату. Советую пораньше лечь спать.
Влад взял меня за руку и отвел к нам. Я тут же, как была, без трусов, в топике, повалилась на застеленную постель. Он присел рядом, приобняв меня за плечи.
- Извини. Я не знал, что они на тебя так набросятся. Не думал, что тебя это коснется и...
- Это ты извини. Я виновата. А что наказали – то и правильно. Такие они строгие у тебя... А ты молодец, хорошо терпишь.
- Все-таки тяжело, - парень поморщился. – Надеялся сдержаться при тебе, но... Да еще раздетым вот так. К Люсе я привык, она мне давно вторая мама. А ты...
- Да что я тебя, голым не видела? – хихикнула я. – Кстати, тебе очень идет краска. Как и порка, - я чмокнула его в щечку. – Вот поселимся отдельно – буду сама тебя пороть.
- Дети, чем мы тут заняты? – Люся приоткрыла дверь, поигрывая плетеным женским ремешком. – Живо по койкам. И имейте в виду, в любой момент могу заглянуть. До конца сессии вам назначен обет целомудрия, не забывайте!
 

Serge de K

Цитата: Эмилия от 04 Авг. 2022, 10:42"Если обленится вместе с невестой, выпорю вместе с невестой!" (вдохновившая рассказ цитата с родительского форума)
О да !!! Некоторые родительские и воспитательные форумы просто кладезь для вдохновения. Зайдешь на некоторые и так хочется спросить : " А что в дурдоме каникулы ?" Порою просто непонятно кто и для чего эту чушь несет. Ну примеры приводить не стану.   

Эмилия

Цитата: Serge de K от 04 Авг. 2022, 21:54О да !!! Некоторые родительские и воспитательные форумы просто кладезь для вдохновения. Зайдешь на некоторые и так хочется спросить : " А что в дурдоме каникулы ?" Порою просто непонятно кто и для чего эту чушь несет. Ну примеры приводить не стану.   
Это кстати был вовсе не "криптотематический" форум. Обычный сайт для многодетных. Но нашлась одна уникальная мамаша. Подбросила идею) 

Mädchen

Если бы такое случилось со мной, я бы послала такого мальчика лесом. А его сестре расцарапала мордашку )))

Эмилия

Цитата: Mädchen от 05 Авг. 2022, 21:11Если бы такое случилось со мной, я бы послала такого мальчика лесом
Есть намек, что он ей тем и нравился)

Mädchen

Цитата: Эмилия от 05 Авг. 2022, 21:29
Цитата: Mädchen от 05 Авг. 2022, 21:11Если бы такое случилось со мной, я бы послала такого мальчика лесом
Есть намек, что он ей тем и нравился)
Странно. Парень не смог защитить свою девушку, как такой может нравится?
Уже то, что его будут пороть неприемлемо.
Ок. Его семья, воспитание. Но, если он не в состоянии вступиться за свою девушку,  хотя бы даже получив за неё наказание... я бы сильно задумалась, а зачем мне такой.

Эмилия

Цитата: Mädchen от 06 Авг. 2022, 00:10Странно. Парень не смог защитить свою девушку, как такой может нравится?
Уже то, что его будут пороть неприемлемо.
Ну видимо у Сильвии другое представление) Парень ей нравился во многом тем, что его пороли. Да и сама она мечтает приложиться. А на свою порку она ведь сама напросилась. Иначе бы все выглядело, как подстава. Благородство проявила)